..:: SAAB FAQ :: Истории и СААБайки :: Пробегом по Европам ::..

Что-то на словоблудие потянуло…

Здрассстье милостидари и милостидарыни!

Увы, но сложно, не задействовав всю мощь ономатопоэтических построений, отобразить глубину прогиба моего приветственного поклона, изящество и грацию взмахов плюмажем (не благодаря исполнителю, разумеется, а только лишь качеству самого аксессуара), бряцанье шпор (в силу современности действа сойдут и ключи…) и прочие, полагающиеся к изданию звуки, действия и поползновения к оным… Далее, сообразно с востоковедческой спецификой Вашего покорного, перехожу к японскому ритуалу с новыми поклонами, приглушенно свистящими фразами приветствий и следующими им извинениями за причиненное беспокойство, пожеланиями здоровья, замечаниями о прелестях стоящей погоды (“заметили какие погоды стоят? – предсказанные…”(с) Бр. Стругацкие), даже если таковых не имеется и т.д. и т.п…

* * * * * *

Сразу оговорюсь, что многие суждения могут показаться тем, кто более преуспел в покорении европейских просторов, наивными, поверхностными или просто не соответствующими действительности. А потому постарайтесь снисходительнее отнестись к тексту, благо было же когда-то время, когда и вы делали первые авто-шаги за пределами стальных объятий родины. И ввиду вышесказанного ввожу новый термин, отражающий позицию пишущего: “загран.-чайник”.

Не то, чтобы путешествие сие было моим первым выходом в большой мир. Четыре года назад я неплохо покатался по Японии, о чем и написал на сайте нашего человека в Владивостоке Виталия Трудкова тексты “однажды в студеную японскую пору…” и “японский гаишник…”. Но в Европу свой выезд я совершал впервые, а оттого все вышесказанное. Но буде саморекламы. Поехали.

Для начала статистика.

Маршрут – Москва – Хамина – Порвоо – Котка – Хельсинки – Росток – Берлин – Халле - Эрфурт – Гота – Веймар … - Линдау – Цюрих - по Швейцарии.

Обратно Цюрих-Росток (исключительно по автобану) – Хельсинки – Питер(транзит) – Москва

Продолжительность – две недели: 22.08 – 8.09
Пробег – 6570 км.
Количество участвовавших: планировалось два, поехал один (life is a bitch, you know).
Расходы: визы $12+DM20+$30
Страховки: $18+DM70 (Ингосстрах в Москве)
Паром: $420 (1 человек+1 авто, туда-обратно)
Бензин (95-й): около $350
Плюс всякая всячина – проживание, еда, подарки, билеты в музеи и пр.

В сумме – около $1600-1700 (ехали бы двое, соответственно подушное бремя было бы не в пример ниже)

Сама идея поездки появилась совершенно случайно, и как всякая случайная идея прошла весьма хаотическую стадию вызревания. Варианты множились, вступали в противоречие с друг другом и гибли. Количество едущих скакало от одного до четырех, способ передвижения – авто, автобус или самолет – не был определен до самого конца. Попутно заквасилась было затея купить там авто, но – финансы спели полагающиеся романсы и дядя Рома остался при старом авто, коим, впрочем вполне доволен. Итак конечный вариант оформился следующим образом: я на своем авто – Тойота Королла (AE-95ая), аки странствующий самурай выступил в гордом одиночестве по вышеуказанному маршруту.

За два дня до отправления произошло три события, связанных с авто: ему стукнуло десять лет, на ододометре выскочили 150 000 и почти сразу после этого потек бензобак. %:?:*! Очень вовремя. В результате весь последний перед стартом день прошел в демонтаже этой проржавевшей ерундовины (а что вы хотите, 10 лет в Москве – не шутка!) выявления течки, т.е. течи (оказалось, можно было и не снимать), заделки холодной сваркой, установки бака на место. Залили. Вроде все в порядке. Старт назначен на 8 утра, 22 числа. Разумеется, когда я вышел к машине, под ней уже виднелась вонючая лужица. Несколько громких междометий в адрес т.н. “сварки” успокоили, но дела не поправили. Пришлось ехать так, и после опорожнения бака заделывал его в пути. На сей раз проверенным способом – размоченным в воде хозяйственным мылом, а сверху – пропитанной “Моментом” стеклотканью. Заправился – держит (до сих пор, кстати).

Путешествие по родным просторам проходило споро и без приключений.

Были забавные пейзажи – в какой-то деревне, не помню, пост ГАИ. Перед будкой на скамейке сидят мент и местный. Между ними на скамейке разложена какая-то снедь, блестят бутыли… Ведется оживленная беседа. Перед ментом на табурете рылом вдоль дороги лежит “Барьер-2”, шнур от которого убегает в недра будки. Сюр полный!

Питер я проезжал впервые. Было много ожиданий, но общее впечатление оказалось не очень. Многолетнее прозябание на позиции главного провинциального города неизбежно сказалось. Ощущение столичности, по-моему, потеряно. Дороги (*******!!!), обилие обшарпанных и пыльных, грязных зданий… В общем, питерцы, не обижайтесь, но…

Перед Выборгом вторая заправка – Господи, что за наказание, этот бак течет опять. В новом месте. Но только во время заправки. Наверное, горловина. Лезть и пачкаться нет ни сил, ни желания. Пока поеду так, а там посмотрим.

21:30 – Причаливаю к хвосту очереди в Торфяновке. В ожидании общения с верещагиными любуюсь совершенно дивным закатом. Я чем-то им (таможенникам) не понравился и меня загнали в бокс для подробного досмотра. Там, при ярком свете, они, видимо, нашли в моей физиономии недостававшую долю честности и убедились в отсутствии прохиндейства, а потому, удовлетворившись обнаруженными мною самим в пепельнице не задекларированными четырьмя долларами, отпустили с миром. На финнов ушло минуты две, в машину лезть они не пожелали.

Проехать незнакомую страну по темноте было бы большой потерей, а потому заночевал в авто на стоянке, деля ее еще с тремя (нашими) экипажами.

Те, кто в Финляндии провел значимую часть сознательной жизни, дальнейшее могут не читать. Для них это – детский лепет на грани кретинизма. Но ведь должен же быть первый раз?!

В утро следующего дня победоносно въехал в г. Хамина и последующие несколько часов плодотворно провел в:

  • поисках tourist information office, которых, согласно гайду Lonely planet должно было быть два;
  • благодаря очень прилично англоговорящей обитательнице одного из них “открыл для себя”, что поиски учреждения по названием “BANK” займет у меня вечность, ибо по-местному это называется "РANKKI”;
  • узнал, что отправить E-mail из этого милого городка невозможно либо по техническим причинам, либо под благовидным предлогом, отчего пришлось искать почту и, применяя язык жестов (позже надоумили, что если бы не выеживался и говорил по-русски, то поняли бы сразу), обзаводиться телефонной картой, чтобы сообщить своим, что я made it trough Russia intact!
  • насыщении своей утробы насколько вкусной, настолько неаппетитно выглядящей (котлеты уж очень вызывали scatalogical ассоциации) продукцией киоска под названием Auto-grilli (18 марок). Это был последний раз, когда я попытался перевести местные цены в доллары. Ибо в таких странах как Финляндия или Швейцария никаких положительных эмоций это не вызывает.
  • осознании, что до отправления парома остается еще около суток и я зря так рано выехал.

Но делать нечего, надо выступать, по возможности окольными путями, на Хельсинки (или, как говорят мои японские коллеги, в языке которых “л” отсутствует… Ну, да вы и сами поняли).

Прокатившись немного по Е18, я понял, что с нее ничего не увидишь, а потому перепрыгнул на 170-ую дорогу, известную также как Королевский путь. Лимит в 50/80 меня очень устраивал, так как позволял неспешно осуществлять навигирование и глазеть по сторонам. Для более полного вживания в действительность настроился на какую-то аборигенскую FM-станцию, на которой помимо обычного околомузыкального поп-мусора, бряцало что-то аутентичное, месттногоо розлива.

Хельсинки – город небольшой. Характер нордический и выдержанный. Ожидаемая чистота и порядок. И вместе с тем, несмотря на недостачу столичной суеты и шума и создаваемого ими и чем-то еще неуловимым столичного духа, он мне понравился. Город, где всегда спокойно. Где все под боком и где хорошо жить, а не выживать (Если знаешь язык и есть деньги). Город – любимые домашние тапочки. Один-единственный недостаток. Если вы не резидент и не миллионер, то это чудо северрногоо урбанизмаа чудовищным пылесосом вытянет всю наличность из карманов бедного автотуриста за возможность приткнуть его транспортное средство хоть к какому бордюру. То есть, либо ты платишь за парковку – 5 марок за два часа - или она запрещена. Пока что нарушителей с иностранными номерами не трогают (как я слышал). Но по радио прошла новость (есть ФМ-станция, вещающая на английском/немецком и еще каком-то), что собираются ввести повсеместную эвакуацию.

А вообще очень даже мило. В одном из tourist info office я разжился англоязычной газеткой, отражающей скромные радости местной экспатовской общины. Получается, что все не так уж скучно. Опять же, если есть деньги.

На паромную регистрацию рекомендовано являться, если вы на авто, часа за полтора-два до отправления. Я так и поступил, о чем сразу пожалел, так как все это время пришлось провести, пялясь на гавань с проплывающими коробами паромов, считать чаек и разглядывать будущих попутчиков. Попутно отметил, что самая роскошная тачанка в очереди – новый, с иголочки, 500ый S-класс – гордо нес питерские номера. Моя Королла, вкупе с несколькими восточногерманскими колесницами, несущими русскоговорящие экипажи, представляла противоположную часть спектра.

Паромная дорога – 24 часа - хороша для большой (дешевле) разнополой (можно плодо-творно %-))) скоротать время) компании, причем, при условии, что о запасе напитков и всего остального позаботились на берегу (Банка sоsа-sолы в автомате на борту – пять(!) фимок). “Бюджетные” конуры на четверых – терпимо только в случае, если делишь ее с не храпящими трезвыми друзьями.

При заезде на борт “судна” каждое авто фотографировали какие-то парень с девахой. Суть обряда стала ясна несколькими часами позже, когда картинки были выставлены по 35 фимок за штучку. Отражение факта своего вступления в нутро парома я оценил гораздо дешевле, а потому оставил удостоверяющий сей факт “документ” изготовителю.

Ростокские таможенники, как и их финские коллеги, не оказали моей все еще краснорожей, но уже “с курицей” паспортине никакого особого внимания. Бдительность продемонстрировали лишь швейцарцы, не поленившиеся пошарить даже в бардачке и под приборной панелью (при выезде, на обратном пути).

В Ростоке же залил первую порцию буржуйского супер-блейфрея, на котором машина поехала лучше, чем на доморощенном 98-м.

К хорошему быстро привыкаешь: разнообразная и своевременная дорожная информация стала восприниматься как нечто само собой разумеющееся. Без того радужную картину дополнил АДАК-овским атласом (навигирование по карте 1:750 000 напоминало полет по пачке “Беломора”) Германии и Европы. С ним можно было экспериментировать и с мелкими трактами. Больше всего он мне помог, когда пришлось съехать с автобана из-за грандиозного пробняка – как сказал чех-сосед по стоялову – на 15 км.

Но это было позже. А пока я без проблем докатился до Берлина по Е55 и после небольшого крюка по берлинен-рингу (наше “колечко” показалось удобнее в плане навигации) въехал в город по 2-й дороге. По ней же планировал и выехать, поэтому она пронесла, или, вернее, протащила через весь Берлинский центр, включая бранденбургские ворота. Было около 4-х дня, поэтому скорость движения (когда оно было) позволяла не торопясь обозревать окрестности и высматривать “куда нам дальше”. Берлин тоже понравился весьма. Портили картину только ГДРовских времен панельные многоэтажки. Интересно, что немцы оставили некоторые названия из “той” эпохи и езда по городу временами напоминает присной памяти “Краткий курс”: Карл Маркс-штрассе, Клара Цеткин-штрассе…

Там же, в Берлине я видел первый из четырех или пяти за всю дорогу по загранице гражданских Гелендвагенов. Все остальные были либо из армейского резерва, либо из действующей армии и по оснащенности аксессуарами больше напоминали УАЗ.

Попытка общения на английском в Германии может окончиться полным провалом, т.е., как говорим мы, переводчики, “акт коммуникации не состоялся”. Несколько фраз на швабском будут явно не лишними. Впрочем, возможно это только мой неудачный опыт.

Характерный момент: очень много ремонтируемых дорог (я говорю о Восточной Германии). Постоянно натыкаешься на заклеенные дорожные указатели с приглашением объезда, который обозначен зачастую весьма условно. И тут хорошая карта – жизненная необходимость.

У нас гаишники, в ответ на претензию, что, мол, они только и делают, что аки тати, прячутся по придорожным кустам и ловят за превышение скорости, всегда отвечают, что водитель наш, гад такой, только и норовит, как бы нарушить. Мой comment: не хрена знаки ограничения до 40 где попадя вешать, тогда и нарушать меньше будут.

Вот как там: знак не дезориентирует и не создает кормушки для толстозадого борова с радаром, а предупреждает и информирует. У нас, как ремонт дороги, пускай даже самый пустяшный, лимит с 90-а срезают до 40-а, а то и до 30. Все едут как минимум 70-80. Ремонт закончен, а знаки висят. И вот тогда, и только тогда появляется вышеописанный продавец палочек, который будет сидеть за этими уже бессмысленными знаками, и чуть не повизгивая от сального удовольствия, ехидно, с дотошностью захолустного инквизитора, вопрошать: “Что ж вы, Такой Сякой-евич, знаков не видели?!”

Картина там: ремонт автобана, встречные потоки идут по одной стороне. Одна полоса полноценная, вторая 2 с копейками метра шириной и большой грузовик обогнать уже ооочень сложно. Ограничение – 80. Все так примерно и едут, потому что быстрее – уже невозможно. И в Германии, и в Швейцарии ограничение в городе – 50. Часто встречаются знаки 60 и даже 70. Потому что возможно. А вот там, где знак 30, знаешь, что быстрее и не поедешь. Если и превышаешь, то на 10-15 км/ч, а не в 2-3 раза (Правда, в Японии везде висят 50, но 80 едешь как правило безо всяких проблем. Но там своя специфика).

Сам я часто люблю, в досужих разговорах, проехаться по поводу американцев, имеющих весьма самобытные представление об устройстве мира. Типа – “А что, Прага все еще часть Советского Союза?” –вопрос был задан в 95-м году. Но оконфузился я не хуже любого америкоса. Проехав глубокой ночью границу Германии, я решил, что попал в Швейцарию. Обрадованный этим фактом я съехал с бана в Брегенц. Где чуток соснул прямо в машине на парковке Мак-Дональда. Утром отправился в банк менять “доляры” на франки. В ответ на чУдном английском слышу, что поменять они могут, но придется пересчитывать через шиллинги, что невыгодно. Видимо, на моей физиономии что-то обозначилось, так как банковская девушка поспешно добавила – “Ведь мы же в Австрии…”

Но вот наконец и рубежи конфедерации. Усатый (сим тщательно взлелеянным волосяным приборам позавидовал бы любой запорожец) таможенник, вероятно до упоения влюбленный в Пост и себя на нем, путем активного рукомашества и сотрясения воздуха (особенно в адрес дальнобоев) чем-то эмоционально-командным, разводил негустые автопотоки – полноценные граждане европейского сообщества (так сказать первый сорт) проезжали не останавливаясь, предъявляя в качестве аусвайса номерные знаки, представители прочих сортов - ваш покорный, поляки, чехи - ставились к обочине. Никаких других средств коммуникации, кроме зычного немецкого, он не признавал. Однако содержимое моих скудных закромов его не прельстило и я был “выпущен в свободное обращение”. 50 ДМ на годовую Виньетку-стикер для езды по швейцарским автобанам - и вперед.

Ну что вам сказать про Швейцарию? Та неделя, за которую я обкатал 2/3 этой милой страны не сделали меня намного умнее в плане страноведения. А потому просто отрывочные впечатления.

ЛЮДИ.

Из разговоров с друзьями-соотечественниками, уже несколько лет работающими в местной корпорации: местные русские делятся на три категории: девицы, повыскакивавшие замуж за швейцарцев в России и с ними приехавшие, либо пляшущие по кабакам (причем, говорят, что первые от вторых не особо отличаются); научные работники-стипендиаты различных фондов, большую часть сознательной жизни проведшие по общагам, что наложило определенный отпечаток, и счастливчики вроде моих знакомцев – белые воротнички в аборигенских конторах. Последняя категория самая немногочисленная, а потому круг общения не особо велик.

В кондоминиуме на 5-7 семей, где живут большой дружной семьей мои друзья, они являются единственными иностранцами. На вопрос, как складываются отношения с соседями, я получил ответ – “мы здороваемся” Среди местной публики приветствуется демонстрация своего “доброго семьянинства и члена местной общины. Для повышения духа добрососедства, даже если от этих соседей тебя блевать тянет, нужно участвовать во всяких мероприятиях, устраиваемых местными активистами – забегах, днях чистой улицы (на которой и так ни пылинки) и прочей досужей херне. Избегать этих сугубо добровольных акций не рекомендуется, бо тебя начнет бойкотить местная общественность, а у детей начнутся проблемы со сверстниками в школе.

Швейцарцы – народ деревенский и к высокой науке не особо стремящийся. В местных универах процент местных студентов неприлично низок (цифру не помню), иностранцы преобладают. Женщины в массе своей некрасивые, пару раз видел что-то действительно впечатляющее, прислушался, оказалось - наши. Что обращает на себя внимание – обилие совершенно слонопотамских нижних конечностей у особ предполагаемо слабого пола. Как следствие, видать, неумеренного пользования велосипедом, о чем подробнее ниже. Делать карьеру они не особо стремятся, в менеджерском корпусе теток очень мало, много иностранок. Как правило, средняя швейцарка, поделав карьеру и погуляв лет до 30-и, успокаивается, выходит замуж и посвящает себя размножению и воспитанию приплода.

Из плюсов – молодежь очень дружественная. Раз остановился в Цюрихе спросить дорогу у компании из человек шести. Разговор происходил на очень приличном английском. Одна девица, увидев номера, спросила: “О, ты из России? Наверное, долго ехать?” После короткого диалога они все пожелали мне счастливого пути. Мелочь, а приятно. Кстати, большинство (включая большущую жизнерадостную торговку виноградом на улице Люцерна), помимо немецкого-французского-итальянского, как правило, в какой-то степени могут объясниться на английском (в отличие от швабов, снисходящих до языка Шекспира очень редко).

Впечатляет обилие велосипедистов. Они есть везде, зачастую преобладают, как, например, в Люцерне, нагло распугивая авто, или на Нуффенен-пассе, на высоте, ни много ни мало, 2800 метров. Накорячившись на свои стоскоростные маунтинг-байки, ползут, кряхтят на первой передаче в гору. Чего ради? Потом, правда, можно долго-долго спускаться с бешенными ускорениями и торможениями, но это, на мой взгляд, не компенсирует. Как следствие – чрезмерно развитые мышцы там, где они не особо приветствуются. Монументальность в ногах (хотя слово просится другое - опоры) и мужиковатость в походке – типичны, изящность -- редкость. Молодежь одевается по принципу чем уродливее, тем лучше, колец и прочей бижутерии по рожам – смотреть страшно. Может, я консервативен чересчур, но это – перебор. Ладно на пупке там или где, но на роже…

ПЕЙЗАЖИ И ПЕЙЗАНЕ.

Если немецкая часть страны гориста и довольно мрачна, то французская – скорее холмистая, светлая, зеленая. Итальянская – тоже вся в горах, но (видимо, следствие хорошей погоды, которая стояла в тот момент) не столь давит своей темно-зеленой мрачностью. Возделывается как в Японии – любой клочок. Другое дело, что там в основном пастбища.

Прелестна и мила моему технократическому взору картина сенокоса, точнее сборов его результатов. Команда дядек и тетек лезет по зело отвесному склону, загружает подсохшую траву в так сказать мини-трактор – представьте себе длиннобазный квадрицикл с грузовой платформой и нормальным, круглым рулем. Передаточные числа в коробке у него таковы, что, не особенно напрягаясь, он катится вверх по склону, где и пешком-то не всяк залезет.

Переезжаешь в итальянскую часть – как в другую страну – на улицах полно типических волосатогрудых горячих южных мужчинок, чьи шеи обязательно отягощены златою цепью, с рубашечками яркого колера, расстегнутыми почти до пупа; неспешно колыхающих телесами голосистых домохозяек, облепленных кучей таких же шумных бамбино. От обилия стереотипов порой становилось смешно – типа, расскажешь -- не поверят.

Французская часть как-то не особо отложилась: помню что понравилось, какие-то отдельные пейзажики – Шатильонский замок на берегу озера, еще один замок, полуразрушенный, на верхушке холма…

Сцена на стоянке автобана.

Благо погода позволяла, решил таки разделаться с течью из горловины бензобака – надоело оставлять на асфальте заправок стыдливые лужицы. Ощущение, Как будто описался. Задомкратился, колесо снял, очистил грязь и ржавчину – ну, понятно, перемазался радикально. Тут подъезжают на раскрутейшем Ауди S6 две герлы при ребенке малолетнем. Ну – подвалили и ладно, пописать наверное. Продолжаю копаться. А они ко мне. Сначала стандартный вопрос – понимаете ли по-французски? Нет, отвечаю, мы сами не местные, мы только спикаем по Инглишу. Они выкладывают - мол, проблема у нас, бензин закончился (?), вы не могли бы нам помочь? Вот женская (швейцарская) логика! Человек в говне с головы по пояс под машиной копается. А они – помогите. Что я им говорил – помню плохо (не подумайте плохого, я был нетипично корректен и пушист). Однако выяснились забавные вещи. Они, оказывается, жили в городке, который великолепно просматривался со стоянки на которой мы беседовали, т.е., проще говоря, был под боком. Там же наличествовали и их друзья. Я, как истинный джентльмен, предложил, по окончании ремонта (часа через полтора-два). Кончилось же дело тем, что они, вняв другой моей идее, позвонили с общественного телефона означенным друзьям, чтоб за ними приехали. Интересно, а сами они не могли ли додуматься до столь гениального в своей простоте хода?

Шатильонский замок.

Что бы ни писали о романтике рыцарских времен, но жили они страшненько. Не настолько страшненько, как японские самураи в своих крепостях без окон и мебели, но все равно хреново им должно быть было. Голый камень, сквозняки, сортир не лучше доморощенного деревенского “орлиного гнезда”, мрак везде. Преобладание передвигающихся организованно японско-корейских и шумно и поштучно американской туристических масс. Одна семейка, обходившее это чудо средневекового зодчества чуть позади меня, чуть не достало меня своими вспышками и криками Oh/Great/Wow! Особо усердствовал их отпрыск, через пол-замка оравший Mum! Dad! Look at this!!! Воистину, не все дети – цветы жизни. Некоторые просто дурно воспитаны. Или это у них национальное? Удивительно, потому что, например, японские спиногрызы, при предоставляемой им свободе (речь о совсем мелких, лет до 7-и), умудряются резвиться, не создавая избыточного шума и не мешая окружающим.

Как-то шокировало почти полное отсутствие англоязычных надписей на стендах, хотя буклетики-гиды были на всех, включая русский (довольно забавный, но в меру). А вообще – мило и подкупающе аутентично. Тут сразу вспоминаются японцы, поразрушавшие в конце прошлого века почти все феодальные замки (боролись с самурайским влиянием), а потом, после войны, сообразив, что на них можно делать очень хорошие бабки, понатыкали везде новостроя, зачастую похожего на оригинал только снаружи. Доморощенный пример – лужковская “чернильница” вместо Храма.

DreamHost Promo Code FSR97 - $97 Off for one year subscription. Скидка $97 на годовой хостинг у DreamHost по коду FSR97.